Фигуристы


Сергей Воронов: «После тренировок захожу в интернет»

Главная надежда мужского фигурного катания не любит отрабатывать прыжки, но старается перебороть себя

До чемпионата мира по фигурному катанию остались считаные дни. Россию в мужском катании будет представлять Сергей Воронов. В этом году ученик олимпийского чемпиона Алексея Урманова сумел перебороть недуги и завоевал золотые медали чемпионата России, а затем на европейском турнире стал четвертым, обойдя в произвольной программе чемпиона мира Бриана Жубера. О том, как обстоят дела у него сегодня, с Вороновым и поговорил корреспондент «НВ». Однако беседу фигурист начал с воспоминаний.

– В фигурное катание я попал случайно, – говорит Воронов. – Как-то к нам в гости пришла подруга мамы и предложила записать меня в секцию, куда отдала свою дочку. Нужно было довольно долго добираться до катка, а ей одной скучно возить дочку на тренировки. Маме эта идея не очень понравилась, она сказала, что это женский вид спорта, но все же отвела меня на занятие. Мне сразу понравилось, помню свои первые ощущения от скольжения, а вот в зале я заниматься категорически не хотел. Сказал, что буду только на лед ходить. Но тренер заявил, мол, так дело не пойдет. Пришлось заниматься и зале, чтобы разрешали надевать коньки (улыбается).

– Как прошла подготовка к чемпионату мира?

– Мы почти ничего не меняли в программе после чемпионата Европы, разве что добавили одно вращение. Конечно, на чемпионате мира конкуренция будет выше, но я еду на него с хорошим настроением. О местах пока стараюсь не думать, нужно получать удовольствие при любом прокате, даже если что-то не получается.

– От тренировок удовольствие получать тоже, наверное, надо?

– К сожалению, у меня не получается. Мне не нравится каждый день отрабатывать прыжки, что-то повторять. Но приходится, ведь без этого никуда. А когда получаешь травмы, то посещают мысли вообще на гвоздь коньки вешать. Посидишь недельку дома – и тянет обратно на лед. Сейчас я уже без фигурного катания не могу.

– Почему в свое время вы переехали из Москвы в Петербург?

– Мой московский тренер Рафаэль Арутюнян уехал в Америку работать. Мне было всего 13 лет, так что отправиться вместе с ним я по разным причинам не мог. Поехал в Питер наобум, знал только, что здесь преподает Галина Валентиновна Кашина. Попросился к ней в группу, и она меня взяла! Но потом у меня началась череда травм, и с тренером отношения усложнились. Я не знал, что делать, но в итоге отправился к Алексею Урманову.

– Знали что Урманов – олимпийский чемпион?

– Конечно, знал! Правда, я никогда не был его поклонником. Болел больше за Ягудина и Плющенко. Сейчас понимаю, что мой тренер был очень талантливым фигуристом и мне повезло к нему попасть.

– Перед нынешним сезоном вы чуть было не расстались…

– В этом была моя вина. Когда у меня что-то не получается, я начинаю психовать, меня все раздражает, я бью коньком о бортик, могу нагрубить. А ведь Алексей тоже не железный, он меня успокаивает, говорит, что нужно делать, а у меня не получается, и начинаются конфликты. В итоге он не выдержал и предложил расстаться. А я в порыве согласился. Но потом понял, что совершил большую ошибку, и большое спасибо тренеру, что он все понял.

– Как настраиваетесь на соревнования? Может, есть какие-то приметы?

– Стараюсь их не соблюдать (улыбается). Если на них зацикливаться, то можно вообще сойти с ума. Хотя раньше у меня тоже были причуды: на одну программу выходил в одних носках, на другую – в других. Но потом понял, что все это ерунда, сами подумайте, вот ступил ты на лед не той ногой, что ж, теперь не прыгать? Хотя спортсмены народ суеверный. Наверное, потому, что соревнования – это всегда стресс. Вот мы и ищем оправдания своих ошибок во всяких приметах.

– Как отдыхаете от фигурного катания?

– Люблю путешествовать. А после тренировок захожу в интернет. В «Контакте» завел страничку. Правда, не всегда приятно читать письма, которые мне пишут. После Загреба у меня накопилось около пятисот писем. Многие поздравляли, желали удачи и здоровья. Когда люди пишут с добротой, я всегда стараюсь отвечать им. Но иногда присылают и анонимные, совсем не лестные письма, и даже не знаешь, кому отвечать. Но это нормально, нельзя нравиться всем.

Беседовала Валентина Карелова