Фигуристы


Сергей Воронов: когда восстановился после травмы, вдруг почувствовал, что могу всё!

Призёр чемпионатов мира среди юниоров 2006 и 2007 годов, призёр этапа взрослого Гран-при 2007 года Сергей Воронов в этом сезоне показывает очень уверенное катание. На недавнем «Мемориале Панина» он обошёл своих основных конкурентов за попадание в сборную Андрея Лутая и Сергея Добрина более чем на 20 баллов, сделав недвусмысленную заявку не только на призовое место, но и на победу в национальном чемпионате, который пройдет в Санкт-Петербурге 4-8 декабря. В преддверии главного отборочного турнира Сергей Воронов ответил на вопросы корреспондента Агентства спортивной информации «Весь спорт» Светланы Анцыревой.

- Сергей, все специалисты отмечают, что в этом сезоне вы буквально переродились, показываете совершенно другой уровень катания. В чем причина?

- Я действительно очень изменился за прошедший год. Я сам это чувствую. Может быть, повзрослел, не знаю. В прошлом сезоне я впервые съездил на взрослые старты – этапы Гран-при, чемпионат мира, увидел, как выступают и тренируются чемпионы, выдающиеся фигуристы нашего времени. Я многое для себя переосмыслил, и сейчас смотрю на вещи несколько иначе. Это трудно объяснить. Пожалуй, это произошло после моей травмы на чемпионате мира в Токио. Я вообще считаю: всё, что Бог ни делает – всё к лучшему. Не было бы той травмы, я бы сейчас, наверное, не сумел так успешно выступить на этапе Гран-при в Париже и на внутренних соревнованиях. Татьяна Анатольевна Тарасова всё время говорит про Ягудина: «Лёша может всё». Вот и я вдруг почувствовал, что тоже могу всё. Какая-то внутренняя уверенность появилась, стержень. Сумел перебороть себя, восстановиться, собрать все прыжки, несмотря на боль в ноге. И уж если я смог сделать это, всё остальное получится и подавно.

- Как создавалась ваша новая произвольная программа в ритме танго?

- На чемпионате мира в Токио мне очень понравились программы канадца Джеффри Баттла, и я захотел сделать что-то в этом стиле. Поговорив со своим тренером Алексеем Урмановым, мы решили, что это будет произвольная программа, выбрали ритмы танго. Программу ставили на сборах в Америке, в хореографии очень помогала Ольга Ганичева. Мне кажется, программа получилась такой удачной потому, что мне очень нравится эта музыка, я катаюсь под неё с удовольствием. Каждое движение идёт не просто так, а изнутри. То есть «ручку сюда, ручку туда» не потому, что так сказала хореограф, и я это выучил, а потому что этого просит музыка, каждое движение осмыслено, оно идёт изнутри. Раньше ни в одной программе такого чувства у меня не было.

- Вы родились в Москве и всегда подчёркивали, что именно Москву считаете своим родным городом. А как оказались в Петербурге, в группе олимпийского чемпиона Алексея Урманова?

- В 2002 году Рафаэль Арутюнян, у которого я катался в Москве, уехал работать в Америку. Он предлагал мне поехать с ним, но это было невозможно по многим причинам. Мне было всего 13 лет, и я не мог вот так совсем один уехать в другую страну, к тому же на это требовались немалые деньги. Принял решение попытать счастья в Санкт-Петербурге. Какое-то время катался у Галины Кашиной. Но у неё в группе номером один тогда была Ангелина Туренко, и мне доставалось немного внимания. Да и вообще как-то не сложились отношения. Результаты я показывал, мягко говоря, неважные, в довершении всего получил травму голеностопа. Ту самую, что даёт о себе знать и сейчас. Я понял: надо что-то кардинально менять. Пришёл в дирекцию, говорю: так и так, хочу к другому тренеру. Мне предложили Алексея Урманова, который только начинал работать тренером. Я к нему пришёл, он меня взял – так и начался наш творческий союз.

- Как охарактеризуете Алексея Урманова?

- Алексей очень требовательный, строгий. Но с ним очень интересно. Как в спорте, так и просто по жизни. Он активно участвует в процессе моего воспитания (смеётся). Сам никогда не лезет и не навязывает свою позицию, но если я попрошу совета – всегда поможет, на него всегда можно положиться. Я всегда прислушиваюсь к мнению тренера и очень его уважаю, но, если честно, далеко не всегда следую его советам (смеётся). Считаю, все свои решения я всегда должен принимать сам, не оглядываясь, что по этому поводу думают окружающие. Это касается не только жизненных каких-то ситуаций, но и спорта. На этой почве у нас с Алексеем раньше возникало немало конфликтов, но сейчас мы их исчерпали, научились находить компромисс.

- Вы такой упрямый?

- Да – и в профессии, и в жизни. Любое дело, если уж за него взялся, надо доводить до конца. Как в программе: что бы ни произошло по ходу проката, сколько бы ты не упал, пусть даже все прыжки отвалял, пусть даже что-то страшно болит, но если ты вышел на старт, надо доехать до конца, не опускать рук и не уходить со льда. Это железное правило фигурного катания. Я считаю, это правило действительно и в повседневной жизни. Я сейчас собираюсь сдавать на права, хожу в автошколу, учу теория, прохожу практика. Там этот принцип тоже работает: что бы ни случилось, никогда нельзя бросать руль.

- Впереди чемпионат России, отборочный на чемпионаты Европы и мира. Как настраиваетесь?

- Я очень спокойно отношусь к результатам. Буду кататься, бороться, выкладываться. Но если не займу какого-то места, это не станет большой трагедией. Это станет стимулом для дальнейшей работы.