Фигуристы


Олимпийское золото - это мечта для Сергея Воронова

- Сергей, Вы сейчас № 1 в российской сборной по фигурному катанию. Накладывает ли этот факт дополнительный груз ответственности?
- Я могу сказать, что, наверное, кто-то хочет, чтобы на меня это давило. Но не случится никакой трагедии, если я не стану лидером сборной. Я катаюсь, пока мне это интересно, пока это нравится, пока не появилось в жизни что-то, что может заменить фигурное катание.

- Сейчас идет "омоложение" состава сборной. Есть ли предпосылки к тому, что новый состав добьется тех же успехов, что были во времена Плющенко и Ягудина?
- Если говорить об омоложении, то да, оно есть. Началось это в 2006 году. Смена поколений никогда не проходит незамеченной. Не может быть так, что один состав ушел в 2006 году, а в 2007 году сразу пришел следующий, такой же сильный. Во всяком случае, не сейчас. Потому что, наверное, это как раз поколение 90-х, когда были сложные временаи мало кто отдавал детей серьезно заниматься спортом.
Если говорить про условия подготовки, то, что у меня, что у других фигуристов в Петербурге условия есть все. Тут грех жаловаться. Я катался во многих странах и могу сказать, что нигде не видел таких условий, как здесь: 2 катка, 4 зала, да и время для тренировок есть.

- Сергей, олимпийское золото для Вас  -  это мечта или конкретная цель, к которой вы планомерно идете?
- Я не могу сказать, что это непременная моя цель. Но и не могу сказать, что я катаюсь так, просто для здоровья. Наверное, это, скорее, мечта. Наверное, не самая заветная, но ведь плох тот солдат, что не мечтает стать генералом.

- Как Вы считаете, чем объясняется такой бум популярности фигурного катания  в последние годы? Почему "Звездный лед", а не, скажем, "Звездная лыжня"?
- Наверное, благодаря успехам наших фигуристов в Турине. Турин - 2006 был самым большим триумфом одной страны, какой только может быть в этом виде спорта.

- Вы принимали участие в недавнем ледовом шоу "Ледяное сердце" вместе с певицей Еленой Ваенга, известным скрипачом Эдвином Мартоном. Не отнимает ли участие в таких шоу слишком много времени и сил от подготовки к спортивным стартам?
- Да нет. Они, с одной стороны, конечно, немного выбивают из режима тренировок.  Но, с другой стороны, даже когда ты готовишься к какому-то старту, нельзя все время приходить на лед и думать только о прыжках или о том, что через неделю старт и нужно еще это, это и вот это разучить.

- А как относится к этому ваш тренер?
- Мой тренер (Алексей Урманов - прим. ред.) все понимает и поощряет такие выступления. Не знаю, как другие, но мой тренер меня поддержал.  Кроме того, выступать с Эдвином Мартоном мне нравится, я бы даже сказал, это почетно. Это уже не первая наша совместная работа. Однажды я выступал с ним в Петербурге и один раз  - в шоу Плющенко в Киеве.

- Отличается ли катание под живую музыку от катания под запись на диске?
- Наверное, больше эмоций оттого, что работаешь не только ты, но и человек, который исполняет музыку. От этого и ответственность больше. А вообще, конечно, под живое исполнение кататься гораздо приятнее.

- Сильно ли отличается атмосфера в таком выступлении от атмосферы серьезных спортивных стартов?
- Если честно, даже на спортивных стартах я стараюсь кататься в свое удовольствие, не особо расстраиваться, даже если что-то не получается. А здесь вообще все очень мило и приятно. На самом деле, катание отнимает практически все время. Особенно ничем не успеваешь заниматься, не остается ни сил, ни времени.