Фигуристы


Нужен четверной

Сергей Воронов - подопечный олимпийского чемпиона Алексея Урманова - вообще не должен был выступать в "Гран-при". Незадолго до начала серии фигурист сильно травмировал ногу на сборе в Новогорске. Из-за этого отказался от первого запланированного старта - на турнире Skate Canada, а в Париже, приняв вместе с тренером решение все же приехать на турнир, Сергей был вынужден исключить из программы сразу два весьма ценных прыжка - лутц и флип.

После короткой программы, которую Воронов безошибочно исполнил от начала до конца и занял четвертую позицию, у нас состоялся довольно обстоятельный разговор с Урмановым Знаменитый в прошлом фигурист успел поработать в системе новых правил техническим контролером, так что комментировал выступление ученика с большим знанием предмета.

- Если бы мы с Сергеем поехали в Канаду, эта поездка получилась бы бесполезной, потому что он всего месяц как начал прыгать после травмы. Проблема с голеностопом у него давняя: однажды даже имел место стрессовый перелом - расслоение костной ткани. Правда, это было еще до того, как четыре года назад Воронов пришел ко мне от Галины Кашиной. До сих пор мы с ним не можем делать даже одинарные лутц и флип, поскольку эти прыжки для такой травмы наиболее болезненны и травмоопасны. Ничего хорошего в этом, разумеется, нет, но если делать оставшийся набор прыжков с хорошим качеством исполнения, то можно соревноваться. Естественно, без сложного каскада высокую вторую оценку не получить. Но, например, в короткой программе, где Сергей исполнял довольно простой каскад из двух тройных тулупов, он получил у арбитров +2 за качество прыжков. И за тройной аксель получил +2. Поэтому я рад, что настоял на поездке в Париж. Мы не знаем, чем этот турнир для нас закончится, но уже тот факт, что Воронов показал личный рекорд в короткой программе, меня, как тренера, радует...

Турнир завершился для Воронова серебром. Со времен выступлений Евгения Плющенко это максимальный результат, которого добивались на этапах "Гран-при" российские одиночники. Больше всего порадовало, что Воронов не побоялся даже "на одной ноге" ввязаться в борьбу, не особенно обращая внимание на соперников. Урманов по этому поводу заметил:

- Серега - боец. Умеет собираться. Посмотрите, что сейчас происходит с мужским катанием в целом: новая система судейства каждый год предъявляет все новые и новые требования. Приспосабливаться к этому очень тяжело. Могу объяснить более предметно: если мы вспомним, что было в Турине и что происходит в мужском катании сейчас, то увидим - четверных прыжков не прибавилось, хотя, на мой взгляд, они являются неким ключевым моментом. В тренировках многие спортсмены их прыгают, но вставлять в программы не спешат. Причина в том, что слишком много времени и сил приходится уделять вращениям и дорожкам. Во вращениях нужно обязательно докручивать количество оборотов, изобретать сложные позы. Не так-то просто изогнуться, засунув голову неизвестно куда, и при этом еще менять ребро конька, причем в различных позициях. Если ты меняешь ребро в позиции стоя, но на полусогнутой ноге, эта смена не будет засчитана. Все это очень сложно - утверждаю как человек, который катался сам.

Еще один подводный камень заключается в том, что в произвольной программе должно быть не более трех прыжковых каскадов. До сих пор многие наступают на одни и те же грабли, прыгая в азарте соревнований четыре каскада вместо разрешенных трех. Иногда ведь случается, что спортсмен где-то ошибся, хочет усилить свою программу, заработать побольше очков и присоединяет второй прыжок к уже сделанному забыв, что лимит каскадов исчерпан. И в итоге один из них не засчитывается. Все это нужно уметь просчитывать непосредственно в ходе катания.

При этом я не вижу ни одного фигуриста, которого мог бы назвать однозначным лидером. Потенциально силен японец Дайсуке Такахаши. Отметил бы Брайана Жубера. Не списывал бы со счетов Стефана Ламбьеля. И, пожалуй, добавил бы к этой тройке Эвана Лайсачека. Но со всеми можно соревноваться. Очень надеюсь, что Воронов считает так же...

Собственно, задача фигуриста заключалась в том, чтобы остаться в итоговом протоколе в диапазоне третьего - пятого мест. Свой личный рекорд Сергей перекрыл на двадцать с лишним баллов, сделав этим отдельный подарок тренеру - ко дню рождения.

Урманов, впрочем, думал уже о другом. "Серега, нужен четверной, - зашептал он ученику прямо в микст-зоне. - До зарезу нужен, Серега!"

- Четверной прыжок я вообще-то делаю, - сказал мне Воронов. - Дважды выполнял его в соревнованиях, хотя чисто выехать получается пока только на тренировках. Физически он не вызывает у меня сложностей, а вот определенный психологический барьер пока есть. Я ведь месяц не мог кататься после травмы. Первый снимок показал два перелома. Потом, когда выяснилось, что в голеностопе трещина, но при определенном лечении можно успеть восстановиться, мы немного успокоились. Но все равно было тяжело. Приходилось тренироваться через боль, через какие-то страхи. Поэтому я рад, что выполнил задачу, улучшив персональный результат со 119 до 140 баллов. Впервые получил больше семи баллов за интерпретацию программы. Так что все в порядке. Надо просто работать.