Фигуристы


Алексей Урманов: "Воронов отработал в финале на 100 процентов"

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Загреба

Конечно, я все понимаю. Что я дебютант, что судьи относятся ко мне совсем не так, как к лидерам. Просто очень хотелось показать всем им, что российское мужское катание не закончилось с уходом Плющенко".

Эти слова Сергей Воронов произнес спустя несколько минут, после того как турнир одиночников был закончен. По его словам, необъяснимая придирчивость арбитров в короткой программе вызвала лишь одно чувство - злость. "Подозреваю, это будет продолжать злить меня и дальше и все равно приведет к успеху", - подвел итог фигурист.

Подобные высказывания со стороны новичка можно было бы расценить, как нахальство, если бы не одно "но": Воронов имел полное право рассуждать именно таким образом. Это был его день.

Сияющая физиономия героя имела полный контраст с резко осунувшимся от переживаний лицом тренера - Алексея Урманова.

- Было тяжело, - признался он. - Парень действительно очень хорошо поработал, нам удалось многое сделать даже в тот коротенький период, который прошел после чемпионата России. Было рискованно решиться на то, чтобы включить в программу тройной флип, от которого мы с Сергеем были вынуждены отказаться из-за травмы, но мы успели. И решили, что этот прыжок обязательно будет в программе. Хотя первоначально, отправляя первую стартовую заявку, флип в нее не вписали. Добавили его, только приехав в Загреб.

- В какой степени Воронову удалось реализовать в финале свою готовность?

- На сто процентов! При том, что выступать после Стефана, когда трибуны целую минуту ревели, стучали колоколами, - это тяжелое испытание для психики. И напрягает, и мешает сосредоточиться. То, что он выстоял и сделал все, что был должен, - самое большое наше достижение. Видно было, что к концу программы Сергей устал - поэтому и сделал третьим прыжком в каскаде вместо двойного риттбергера одинарный. И все равно считаю, что отработал он стопроцентно.

- Зная вашу дотошность, могу представить, сколько раз вы уже просмотрели короткую программу, и тот самый злополучный тройной аксель, который был засчитан судьями как двойной...

- Не поверите - не смотрел ни разу. Такое желание, признаться, было. Но я решил, что никто пересматривать результат уже не станет, поэтому не нужно по этому поводу лишний раз терзаться - ни мне, ни Сергею. Для меня как для тренера это был докрученный тройной аксель. Все!

- Чем вы объясняете такое количество мелких помарок Воронова в короткой программе? Тем, что вы вставили в нее четверной прыжок?

- Я вообще не знаю, чем объяснить тот день. Он был странный, и это отразилось в катании почти всех, кто выступал. Сначала мужчины валились как подкошенные, потом то же самое началось в парном катании. Может, магнитные бури в тот день бушевали, или звезды как-то не так расположились на небе. Может быть, к этому добавилось качество льда, которое действительно оставляет желать лучшего. Кстати, даже в произвольной программе, где Сергей очень хорошо сделал тройной аксель, на выезде из прыжка получился, как мы говорим, "кикс". Когда лед "сухой", он очень сильно крошится под лезвием и на нем тяжело удерживать приземление.

- Вас не беспокоило то, что Сергею предстоит слишком долго ждать своего старта в произвольной программе - кататься предпоследним? -

Когда на жеребьевке он вытащил этот номер, да еще стало ясно, что кататься предстоит сразу после Ламбьеля, то немножко затушевался. Но я тут же сказал, что не вижу в этом ничего страшного. Что на чемпионате России он тоже катался пятым в группе - сразу после Лутая, который выступил очень прилично и заставил нас понервничать. Ну, в общем, приложил все силы, чтобы объяснить Сергею, что не вижу никакой разницы: Лутай ли, Ламбьель...