Фигуристы


Период с 2004 по 2010 год

Сергей очень благодарен директору школы Татьяне Меньшиковой, которая посоветовала ему пойти к Урманову Алексею Евгеньевичу. На то время он был тренером всего два года и еще недавно сам катался в шоу. Урманов сразу согласился взять парня в свою группу. Началась их совместная работа в сезоне 2004-2005. Сережа признается, что ему очень понравилось и он узнал много кардинально нового для себя, ведь Алексей прошел «машинскую» школу, являлся олимпийским чемпионом. К тому же, Сергей тренировался на одном льду с Женей Плющенко, что в значительной мерк способствовало спортивному росту фигуриста. Сережа Воронов говорит, что наилучших результатов он добился с Алексеем Урмановым, уточнив: «Пока».

Спортсмену дали в первомсезоне с Алексеем этап Гран-При в Венгрии, и это было первым международным стартом для парня. К тому же, в Будапешт приехал Александр Успенский – на то время он являлся первым номером в юниорской сборной. Ребята тогда много общались и подружились – эта дружба сохранилась и по сей день. В принципе, тогда был сильный состав – в группу еще входили два американца и японец. В результате, Саша Успенский занял тогда первое место, а Сережа Воронов – третье. Ребята чисто откатали свои программы – прыгнули по тройному Акселю в короткой программе и в произвольной – по два тройных Акселя.

В 15 лет, по мнению Воронова, было вполне естественным делать по два «трикселя» и весь набор «тройных». Тогда ребята стремились ровняться на Плющенко и Ягудина, которые в обязательном порядке делали два четверных прыжка, набор тройных. Сейчас, на взрослом уровне, же достаточно сделать тройной Аксель и трибуну взорвутся аплодисментами.

Следующий этап проходил в Киеве – на «Украинском сувенире». Сергей вспоминает, что тогда был неопытным и больше увлекался тем, что осматривал достопримечательности Киева, чем занимался тренировками – в итоге, фигурист занял шестое место. Прыжки выполнял со страшными ошибками, и потом справедливо опасался гнева своего тренера – Алексея Урманова.

Вскоре фигурист впервые попал на взрослый чемпионат России, который проходил в Питере. В короткой программе Воронину достался первый стартовый номер, второй – достал Евгений Плющенко. Для Сергея это был очень ответственным моментом – выступать перед Женей. Да и вообще, Сережа Воронин, отмечает, что до Олимпиады-2006 у него очень много событий было связано с именем Плющенко, ведь с ним он был и на футболе, и на льду. Когда не было Мищина, Сергей с Евгением играли на прыжки. Тем не менее Сережа не считает это спаррингом, и отмечает, что просто он очень тянулся к звездам, а Жене Плющенко, видимо, одному было скучно кататься. На том чемпионате Сергей Воронин занял также шестое место, обойдя всю питерскую старую гвардию.

В Одинцово, на юниорском чемпионате России, фигурист сломал ногу в произвольной программе, но тем не менее, докатался и даже занял втрое место (первое досталось Александру Успенскому). Потом предстоял юниорский чемпионат мира, который проходил в Канаде. Спортсмен отмечает, что с тех пор Канада стала его любимой страной. Тогда они тщательно готовились со своим тренером к предстоящему чемпионату, делали уколы и проводили частые тренировки. Неплохо подготовились, но когда прибыли в Канаду все заболели и слегли с температурой в 39°. В квалификации на тройном Акселе Сергей снова поломал ту же ногу. Впоследствии его вновь ожидали более трех месяцев отдыха. Воронов признается, что он всерьез опасался того, что его тренер откажется от него, не захочет совместно работать.

В результате, опасения оказались напрасными. Алексей Урманов два месяца провел в Корее, и Воронов восстанавливался уже самостоятельно. Именно в это время Евгений Плющенко находился на паховых кольцах, перенеся сложную операцию после серьезной травмой. Тогда, глядя на него, Сережа Воронов осознал, насколько силен духом Женя. Сегодня Сергей считает, что его стремление никогда не сдаваться присутствует благодаря Плющенко, ведь он вдохновил Воронова своим примером. Фигурист отмечает, что Плющенко м Немовым единственные спортсмены, которые всегда боролись до последнего. По-крайней мере, таково мнение Сережи.