Фигуристы


Период с 2001 по 2004 год

Приехав в Петербург, мальчик сразу начал тренировки во дворце «Юбилейном» в группе Кашиной Галины Валентиновны и оставался в ее группе три сезона. До сих пор он ей очень благодарен, ведь это было самое тяжелое для Воронова время в Питере, нужно было менять технику, так как многим известно, что у Рафаэля Арутаняна своеобразная техника. Кроме того, были определенные бытовые проблемы – у Сережи с мамой наблюдалась постоянная нехватка денег, да и, стоит признать, что с питерскими спортсменами его отношения складывались не очень гладко. Жизнь тогда предоставила немало испытаний Сереже Воронову и его семье. Отметим, что Евгений Плющенко – единственный, кто воспринял парня весьма неплохо. Сергей был рад этому, ведь давно мечтал, как будет кататься на одном льду с чемпионом.

Когда спортсмену исполнилось 15 лет, он уже прыгал Аксель в три с половиной оборота – вот тогда-то и начались травмы. В то время, Сережа регулярно страдал от стрессового перелома кости в голеностопе. В первом сезоне юниорской сборной он откатал программу лучше остальных и получил два этапа юниорского Гран-при.  Теперь Воронов вспоминает, как вышел потом тренироваться, и осознал, что у него невыносимо болит нога. Эта боль преследовала фигуриста не один день. В итоге, он обратился в спортивный диспансер – там парня обследовали не очень тщательно, и предложили сделать специальный гормональный укол, раз ему нужно кататься. Естественно, он был согласен, ведь для Сережи, несмотря на боль, было важно попасть на этапы любыми способами – это было целью его жизни!

Только никуда я тогда Воронов не поехал. Если во время тренировок он хотел прыгнуть лутц или флип, то тут же падал из-за сильной боли в ноге. Тем не менее, спортсмену и дальше делали уколы. Через время он прибыл в Москву на четвертый этап и пошел к Юлии Ивановне – она тогда была доктором юниорской сборной. Юлия Ивановна порекомендовала Сергею немедленно обратиться к профессору Орлецкому, чтобы он вынес вердикт. Обследование в ЦИТО дало понять, что сустав фигуриста уже был на грани разрушения. Тогда перед Сережей профессором Орлецким был поставлен нелегкий выбор – делать ударно-волновую терапию, не выходя на лед  3 месяца либо провести сложную операцию, при которой необходимо вставить шуруп. После подобной операции на лед не выходят три месяца. Парнем был выбран первый вариант.

Через три месяца Сергей Воронов снова одел коньки и вышел на лед. В то время я осознал, что Галина Валентиновна настроена на работу с Ангелиной Туренко, нежели с ним. Та девочка как раз выиграла в России юниорский чемпионат.

У Воронова же нога по-прежнему продолжала болеть. И снова ему нужно было определяться с выбором. Фигурист говорил с мамой, и нужно было решать, как лучше поступить дальше: оставаться или возвращаться в Москву. Парень не был готов ко второму варианту, ведь уехав из столицы никем, он рассчитывал вернуться, уже достигнув чего-то. Конечно, был вариант вообще покончить со спортом, но Сергей даже не рассматривал подобный вариант.